Светлана Ларкина: «Будущее за биотехнологиями»

_SSI3963
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VKPrint this pageEmail this to someone

В нашем постоянно меняющемся мире сфера эстетической медицины развивается особенно бурно. Каждый день появляются новые косметологические методики и их сочетания. Как в таких условиях оставаться востребованным врачом нашему изданию рассказала главный врач «Центра интенсивной косметологии и анти-эйдж терапии» Светлана Ларкина.

Некоторые маркетологи считают, что специалистам эстетической медицины нет смысла сегодня пытаться охватить все существующие методики. Отрасль развивается так быстро, что лучше сфокусироваться на чем то одном. Вы с этим согласны?

Для того, чтобы правильно составить программу лечения пациента, врач эстетического профиля просто обязан знать обо всех методиках. Монометодикой мы сегодня не работаем практически никогда. Поэтому знания обязательны. Другое дело, что не нужно пытаться все делать самому. Идеальный вариант, когда в команде клиники у каждого доктора есть своя направленность. Кто-то чаще применяет аппаратные техники, кто-то специализируется на инъекционных методиках или нитевом лифтинге. И это мы говорим сейчас только про лицо, я даже не затрагиваю другие зоны. Существуют еще многочисленные процедуры на теле, эстетическая гинекология сейчас очень востребована.

А что делать, когда нет врача нужного профиля?

Нелогично пытаться охватить весь рынок. С точки зрения маркетинга у каждой клиники есть своя ниша. Например, наша клиника в Одессе специализируется в основном на лице. Мы занимаемся коррекцией фигуры, но практикуем более комплексный подход с консультациями диетолога и эндокринолога. Так что, когда у нас нет необходимых аппаратов, я просто направляю пациентов к коллегам, даже к конкурентам иногда.

Начинающий доктор, как правило, пытается делать все и сразу, лишь со временем он понимает, в чем он сильнее. Работая тренером или спикером в какой-то компании, врач поневоле будет в этой теме больше развиваться. Я вообще считаю, что каждому доктору стоит попробовать себя в роли спикера.

Для чего?

Когда доктор готовит презентацию, он углубляется в материал, изучает тему и затем старается ее максимально доступно изложить. И это очень полезная практика. Ему же потом суть процедуры нужно объяснить пациенту. В нашей клинике все врачи время от времени готовят небольшие презентации для сотрудников. В результате косметологическими новинками вдохновляются даже медсестры.

По статистике, едва ли не половина всех эстетических мероприятий по коррекции внешности сегодня приходится на малоинвазивные технологии. На них переключились даже пластические хирурги. Это временное явление, или так и будет продолжаться?

Когда есть выраженный избыток кожи, то тогда я отправлю пациента к хирургу. И если хирург предложит моему пациенту сделать инъекции, я ни в коем случае не буду его отговаривать. Инъекции ботулотоксина иногда делают перед пластической операцией, и это обосновано. При коррекции возрастных изменений идеальным является сочетание пластической операции и нитевого лифтинга. Речь об эндоскопическом лифтинге верхней трети лица. Когда хирург уже сделал разрезы, через эти доступы можно зайти в среднюю треть и сделать нитевой лифтинг с фиксацией.

Это оптимальный путь, к тому же мы минимизируем травму. Так что идеальный вариант — дружить с хирургом. Есть пациенты, которым не нужны радикальные меры, а другим, напротив, показана операция. Так что мы всегда будем вмешиваться в области друг друга. Другой вопрос — будет ли законодательная база помогать регулировать эти взаимоотношения. В нашей стране (Украина) пока нет такого законодательного делегирования относительно того, кто и что имеет право делать. Скорее всего, мы к этому придем, в результате, и тогда это будет борьба медицинских профсоюзов.

Возможно, и сами пациенты предпочитают менее травматичные методы коррекции внешности и отдают предпочтение косметологическим методикам?

В самом деле, пациент не идет сразу к пластическому хирургу. И это — обязанность врача направить его. Некоторых пациенток я по 5-10 лет уговариваю сделать блефаропластику верхних век. Но степень востребованности косметологических процедур в самом деле высокая, причем как у женщин, так и мужчин в последнее время.

Мужчины тоже ходят к косметологам?

Да, мы у себя в клинике даже провели небольшое исследование на этот счет.  Мужчины на сегодняшний день составляют 35% от общего количества наших пациентов. Как правило, они начинают заботиться о своей внешности после 35-40 лет. Их приводят жены и подруги. Причем для мужчин принципиально важно, чтобы после процедуры было минимум травмы и следов, и они готовы повторять ее не чаще одного раза в год. Просто продолжительность активной жизни мужчин увеличилась, некоторые папами становятся только в 45 лет, а то и 70.

Какое направление, методика в эстетической медицине вам самой кажутся наиболее перспективным?

Будущее за биотехнологиями и регенеративными техниками. Сейчас именно это активно обсуждается, но не хватает научно-доказательной и законодательной базы, требуется соблюдение этических норм.

Впрочем, малоинвазивные техники настолько прочно отвоевали свое место, что с рынка они не уйдут. С приходом эры инъекционных методик отличить 25-летнего пациента от 35-летнего достаточно сложно. Изменились сроки определения среднего и пожилого возрастов. Существует масса профилактических инъекций, которые предупреждают образование мимических морщин, птоз бровей или нижней трети лица. Поэтому сроки обращения к пластическим хирургам значительно сдвигаются.

Что необходимо делать врачам косметологам, чтобы оставаться востребованным сегодня?

Необходимо посещать в год хотя бы один-два серьезных конгресса, которые охватывают несколько областей эстетической медицины. И без кадавер курсов, без хороших знаний анатомии, невозможно эффективно применять в практике малоинвазивные методики, ведь мы работаем по анатомическим ориентирам. Только после диссекционных анатомических курсов начинаешь понимать, на какой уровне мягких тканей ты работаешь. Можно ввести окрашенный гель и посмотреть насколько правильно ты ввел препарат, что позволяет научиться новой методике.

Этим летом вы принимаете участие в Круглом столе “Актуальные вопросы современной косметологии” от компании Medical Esthetic в Праге. Какова задача подобных мероприятий?

В своей практике врачи используют любимые техники, изменяют существующие стандартные протоколы лечения. Так что на подобных конференциях мы обмениваемся опытом, а самое главное — мы делимся осложнениями. В нашей профессии лучше всего учиться на чужом опыте.

Светлана Ларкина — главный врач «Центра интенсивной косметологии и анти-эйдж терапии» (Украина, Одесса). Кандидат медицинских наук, врач высшей категории, научный руководитель конгресса Aesthetic integral и компании OKK-expert pharma company.

Medical Esthetic — лидер на рынке эстетической медицины и косметологии в Чехии и ряде стран Центральной Европы. Компания была создана в 2000 году, а с 2009 года ведет образовательную деятельность в области повышения квалификации врачей и медицинских работников.

SSI_3807