Пострадавшие в клинике имени Гельмгольца едва ли смогут видеть

oftalmologiya
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VKPrint this pageEmail this to someone

За расследование инцидента совместно взялись Минздрав РФ и Следственный комитет. Уже было установлено, что ГК «Р-Фарм» и ЗАО «Ортат», официальные представители швейцарской фирмы Roche, выпускающей «Авастин», не поставляли его в клинику. Применять его могли полулегально, вместо более дорогого препарата «Луцентис», изначально предназначенного для лечения заболеваний глаз. Одна инъекция «Луцентиса» стоит 50 тысяч рублей, «Авастина» — 10 тысяч.

Версия, которой придерживаются сами сотрудники клиники, при этом возлагает вину как раз на производителя, компанию Roche. Существует версия, что причиной трагедии стал нестерильный препарат, из-за которого у пациентов и развился воспалительный процесс.

По оценке специалистов-офтальмологов, инъекции «Авастина» оказались роковыми для 9 пациентов старейшей глазной клиники Москвы — НИИ имени Гельмгольца.

Как пояснила для СМИ главврач офтальмологической клиники «Центр ФИС» Ирина Федорова, если воспалительный процесс внутри глаза начал прогрессировать, вернуть человеку способность видеть практически невозможно. Шансы на успешное лечение составляют всего 10%. Медики смогут сохранить только глазное яблоко. При этом ранее некоторые специалисты на условиях анонимности давали еще более печальный прогноз. По их мнению, в будущем глазное яблоко может сморщиться и тогда глаз придется удалять совсем.

Таким образом, компетентные специалисты опровергают заявления сотрудников офтальмологической клиники имени Гельмгольца о том, что пострадавшим после инъекций «Авастина» пациентам становится лучше и некоторые из них уже способны различать свет. Спавший отек пострадавшего глаза еще не означает возвращение зрения.

Всего от инъекций препарата, который, по утверждению компании-производителя, вообще не может применяться в офтальмологии, пострадали 11 человек. Из них 9 рискуют ослепнуть полностью и двое — остаться слепыми на один глаз.